Поэзия и проза Синегорья

Юрий Завьялов. Лось

Юрий Завьялов, автор рассказа

Сосновский район огибает город Челябинск и, кажется, что природа сдает свои позиции, но это не так. Лесостепи, краснокнижные животные и растения, река Миасс и озера, лисы, зайцы, и косули, были всегда хозяевами этой земли. Случай, который со мной произошел осенью, доказывает это.

Бегаю почти каждое утро. Привычка армейская. Порой мне кажется, что бег помогает мне не только выдержать повседневный ритм, помогает найти новые идеи, связанные со спецификой моей работы, просветляет мозги.

Однажды, во время утренней пробежки произошел необычайный случай. Уверен, что если кто-либо из вас, оказался в то октябрьское утро на моем месте, то не смог бы рассказать о том, что произошло.

Разминка и обычный бег по привычной лесной тропинке, к горелому березовому колку. Туман, как тонкое одеяло, стелется в низинах и в закоулках между деревьями. Все как обычно. Но что-то тревожное есть в этой тишине. Добежал до края своего маршрута и вдруг резкий щелчок, похожий на щелчок пастушьего кнута. Эхо разнеслось отголосками по всей округе. Остановившись, я посмотрел в сторону источника шума. Так трещат ветки березы в лесосеках, когда на них наезжает трактор или «УАЗик». Но шума двигателей какой-либо техники слышно не было.

Что же могло сломать толстенную ветку? Ответ на вопрос не заставил себя долго ждать. По краю соседнего колка прямо на меня, через поле шел огромный, как гора, лось!

Я стоял и ждал дальнейших действий зверя. Что-то мне подсказывало, что интерес ко мне был вовсе не здоровый. Мое неподвижное состояние не изменило намерений лесного исполина. Наоборот, он прижал уши и, наклонив голову, прибавил ходу. Мне показалось, что его рога стали еще более острыми и большими. Оставалось чуть больше 30 метров. Необходимо было выходить из оцепенения. Это не сон. И намерения у нападающего были весьма серьезными.

Без паники! Решается вопрос быть или не быть. Убежать от лося невозможно! В лесу можно только залезть на дерево. Но до леса далеко, кроме открытого поля справа, дороги по которой бегу, и густого березового подроста слева.

Как охотник и лесник, знаю, чем кончаются такие встречи. Нужно правильно оценить обстановку и постараться выжить. Передо мной пятисоткилограммовая, свирепая, мыслящая, знающая лес, быстроходная машина смерти. Как мышкующая лиса, в долю секунды я сделал прыжок в густой подрост и, пригнувшись, чтобы угодить в промежуток между маленькими березками побежал, экономя силы. Понимая, что они пригодятся для того, чтобы спасти свою жизнь. Охота лося за мной началась. Чувство юмора неуместно пробивалась на моем лице искаженной улыбкой, и мыслью о том, что первый раз в жизни стал добычей и на меня охотится, загоняет с подхода реальный зверь. Все происходит в режиме online.

Петляя и прорываясь между плотно стоящими деревцами, я бежал к горелому колку, где можно было забраться на ствол деревьев. Позади слышался шум ломающихся веток. Лось бежал за мной. Он не видел меня. Шел галсами, зигзагом. Он останавливался, слушал и направлялся сквозь березняк на звуки, издаваемые моим прорывом. Я дышал очень часто, полными легкими, но воздуха не хватало. На полпути к спасению я остановился, чтобы хоть как-то восстановить дыхалку и невольно перенял тактику зверя. Когда он шел за мной, я бежал. Когда останавливался,  я дышал через свитер, чтобы не выдать себя.

Лось догадался, что погрешность и вероятность моей поимки уменьшается — густые заросли отнимали у него немало сил. Он свернул на край горелого колка, знал, что, так или иначе я окажусь там. Зверь знал лес. Знал, что в центре горелого колка располагается болото. Мой выход же из зарослей будет провалом. Зверь догонит и затопчет. Он встречал меня на краю леса.

Я, вырвавшись из зарослей, по инерции побежал прямо на болото. Слева в 50 метрах стоял лось и наблюдал за мной, то опуская, то поднимая голову. Деревья вокруг были толстыми, прямыми и совершенно без сучков. Забраться сейчас в таком состоянии уже было невозможно. Лось не спеша выдвинулся ко мне.

Разбежавшись из последних сил по сухому склону, как перед прыжком в длину, я начал скакать по болотным кочкам. Сначала получалось хорошо, но

перед выходом на другой берег, я все же сорвался. Кочка ушла из-под ног, и я оказался в воде. Оглянувшись назад, увидел, что лось решил срезать и пошел через болото напрямик. Он застрял на середине, по грудь, чавкая грязью и фыркая, пытаясь выбраться из болотного плена. Выбравшись на берег, я был уверен, что спасся и даже крикнул застрявшему лосю:  «Ну что, мэшэ, догнал?» «Мэшэ» по-башкирски значит «лось».

Выйдя из горелого колка на прямую дорогу, увидел, что справа стоят еще два исполина. Внутри все оборвалось. На открытом поле мне не уйти от них. И я просто пошел, не оборачиваясь. Через сто метров понял, что тех двух лосей я совсем не интересовал. Один из них щипал траву. Другой пошел к моему «загонщику», который выбравшись из болота, кряхтел. От него поднимался столб пара в лучах восходящего солнца. Весь грязный и выбившийся из сил, он мотал своей бородой.

Подходя к дому, я понял, что произошло. В этот период у лосей гон. Они устраивают турниры. Очень серьезная борьба за самку. Видимо, проигравший и обидевшийся на все и вся самец, решил оторваться на мне.

Дома жена поворчала, что я вернулся мокрый и грязный. Выслушав мою историю, Надежда улыбнулась и сказала всего одно слово: «Мэшэ». Позавтракав и собравшись на работу, я чувствовал себя победителем и был доволен. И как тут не вспомнишь слова Мишеля Монтеня: «Мы осуждаем все, что нам кажется странным и чего мы не понимаем. То же самое относится и к нашим суждениям о животных».

Юрий Завьялов