Блиц-интервью о Южном Урале

Сергей Марков: «Хорошо оберегаемые исторические памятники на Урале есть. Но их единицы»

Наш сегодняшний собеседник — педагог дополнительного образования Дворца пионеров и школьников им. Н.К. Крупской, руководитель клуба юных археологов «Формика» Сергей Марков.

— Сергей Владимирович, в детстве вы часто ходили в походы?

— Увы! Деревенское детство к таким мероприятиям не мотивировало. Классических походов, с рюкзаком и палаткой, с ночевкой у костра не было. Были путешествия со сверстниками по окрестным лесам и озерам, пешком или на велосипедах. Хотя о походах с ночевкой мечтал. Позднее, в студенческой юности мечты исполнил. 

— А как с этим обстоит дело сейчас? Часто удается выбраться «в глушь»? 

— В какие-то таежные дебри или в горы не хожу — не турист. Но в археологических экспедициях, вдали от очагов цивилизации, бываю ежегодно по нескольку недель. 

— Какие «заповедные уголки» на Урале у вас самые любимые?

— На Урале много интересных мест. Люблю бывать на Тургояке и в Сыростане, посещать пещеры у Серпиевки. Тихий восторг вызывает наша степь с небольшими чистыми речками Синташта, Карагайлы-Аят, Гумбейка…

— Допустим, вам нужно выступить перед школьниками с лекцией, скажем, о Сикияз-Тамакском пещерном комплексе. Каков будет ваш рассказ об этом памятнике?

— О Сикияз-Тамаке рассказывать не буду, не очень хорошо знаю этот памятник. Лучше бы я поведал об Игнатиевской пещере. О том, как ее исследовали Рычков и Паллас, Руденко и Бибиков. Как произошло открытие палеолитических рисунков экспедицией Петрина. Рассказал бы о самих рисунках — мамонты, лошади, бык, знаки и люди. Коснулся бы таинственных обрядов, которые проводились в пещере. Пещера, возможно, была ритуальным центром на сотни километров вокруг. И рассказал бы о том, что современные люди относятся к этому уникальному памятнику по-варварски. 

— А теперь представим, что к вам приехал друг из-за рубежа и понадобилось показать ему какие-нибудь необычные местные памятники природы и истории, куда бы вы с ним направились?

— Я показал бы зарубежному товарищу замечательное святилище на озере Большие Аллаки. Посреди ровной долины между двумя озерами возвышаются скалы. К этим скалам на протяжении тысяч лет приходили люди совершать обряды. Они оставили на скалах таинственные рисунки, а под скалами — жертвенные предметы. На одной из скал огромная человеческая личина — творение природы. Там есть «портал» для перехода «из одного мира в другой», есть жертвенные чаши на вершинах останцов. Сохранились  башкирские легенды об этом месте, которые являются отзвуками древних обрядов. 

— Отличаются ли южноуральские природные и исторические памятники от подобных им в других регионах России? 

— У нас множество интересных памятников. Только археологические можно перечислять до бесконечности. Единственные в России пещеры с палеолитической наскальной живописью. Мегалитические сооружения острова Веры. Синташтинские поселения с фортификацией и «правильной» планировкой. Городища металлургов раннего железного века. Сарматские курганы, где среди погребального инвентаря находят римские вещи. Могильники древних мадьяр, сородичи которых ушли за Карпаты. И так далее и тому подобное. А природа!.. Сочетание гор и столообразных равнин, таежных лесов и степей, тысячи озер и множество речек.

Раскопки на синташтинском городище Левобережное в Брединском районе. Фото Ф. Петрова

— Оцените, пожалуйста, уровень сохранности памятников на Урале? Что нужно сделать, чтобы лучше оберегать их? 

— Нет никакой гарантии, что памятник природы (например, озеро Тургояк), или культуры (Белый дом в Кыштыме), или археологии (наскальные рисунки на Большеаллакском святилище) не будут повреждены, испорчены или разрушены. Есть враги: черные копатели, жадные до прибыли буржуа, воинствующие и равнодушные обыватели, мазюкающие свой автограф поверх тысячелетнего рисунка. Есть и защитники — такие, как Юрий Владимирович Латышев. Для сохранения памятников истории, культуры и природы необходимо, чтобы власть объединилась с этими защитниками. Или хотя бы выполняла законы по охране памятников. 

— Куда бы и с кем вы сходили в поход сейчас?

— У нас есть уникальная серия памятников, связанная с деятельностью Оренбургской пограничной линии в XVIII—XIX веков. Хочу провести мобильную экспедицию с юными археологами по Старой и Новой пограничным линиям: Троицк-Верхнеуральск-Орск-Троицк. Там сохранились остатки редутов и форпостов, каменные крепости. Это увлекательные и не очень известные страницы нашей военной истории. А в провожатые взял бы археолога Гаяза.Самигуллова и группу «Доброхот-Редут».

— В последнее время ведется много разговоров о развитии въездного туризма на Урале. Поможет ли это в сохранении памятников или, наоборот, погубит их?

— Туризм развивать надо. Памятники для этого надо приводить в достойный для осмотра вид, Музеефицировать их. У нас есть примеры: заповедник Аркаим, Шульган Таш в Башкирии. Но, к сожалению, эти примеры единичные.о

На фотографии в начале публикации — Скалы на озере Большие Аллаки. Фото И. Грудочко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *