Краеведение

Озеро Иткуль как памятник природы и истории

Татьяна Корецкая — председатель Ассоциации краеведов Челябинской области, организации, которая стала преемницей Общества краеведов и в настоящий момент выполняет его функции. Кроме Ассоциации, других защитников истории нашего края нет.

На реке Уфа

— Татьяна Леонидовна, какие этапы теперь переживает краеведение Южного Урала? Какие грядут изменения?

— Не все так просто и радужно. Сейчас во всех библиотеках области появились уголки краеведения. Исследователи родного края собираются, изучают, работают… Почти во всех школах области созданы краеведческие музеи. И только в челябинских они закрываются. Мы область хорошо подняли, очень хорошо. Люди стали участвовать в различных конференциях, которые проводятся не только в Челябинске, но и в Екатеринбурге, в Сысерти, в Тагиле… Мы вывели народ на новый уровень, и теперь многое зависит от людей на местах. Мне уже достаточно много лет, мне становится все труднее и труднее работать. Готовить сборники к печати — это очень тяжелый труд. Поэтому пока моя работа приостанавливается.

— Но есть надежда на хорошие перемены?

— Мы мечтаем дойти до губернатора и хоть как-то ему показать и рассказать о делах краеведов. Тех, кто действительно борется за сохранность памятников, интересных людям. Сейчас в Челябинске определенные личности пытаются отстоять какие-то сомнительные памятники, которые не представляют никакого интереса. Вот когда на площади Ярославского был обнаружен фундамент крепости, надо было отстаивать ее и показывать людям. Хоть под толстым стеклом, как это делается в Германии. А ныне обнаруженные фундаменты столетней давности это не то.

— Точно также обстоят дела и в других городах и поселках области?

— Нет, там как раз все по-другому. Потому что видимо, больше сохранилось корней. А в Челябинске больше пришлого населения, которому мало что надо. Я всегда считала и буду считать: если маленькому ребенку не прорастить родственные корешки, ничего не получится. Будут приходить временщики, которым надо прилепить что-нибудь к старинному зданию, выпилить деревья и поставить какой-нибудь кривой киоск, и все. У них другие цели и направления.

Край у нас есть, а краеведения нет

— К сожалению, — продолжает Татьяна Корецкая, — при Челябинской городской администрации сейчас нет совета по градостроению. Нет совета по наименованию улиц, куда раньше входили Владимир Васильевич Поздеев и Владимир Стейгонович Боже. Уже много-много лет не выходит ни одной книжки по истории города. Нет ни одного издательства, которое бы занималось этими вопросами. Я не видела ни одного нового проспекта по городу. Челябинск становится захолустным городом… По данным опроса, который проводили недавно, огромное количество молодежи ответило: уехать из города навсегда. Потому что жить тут страшно, противно… Музеи в принципе не существуют: здания есть, а ничего в них не проводится. В краеведческом в основном проходят фотовыставки и фотоконкурсы. А сам музей переименован в музей истории Урала. То есть куда-то делись природа края, его богатая геология. Ранее слово «краеведческий» в названии все это охватывало. Главная проблема в том, что нет общей программы. Центр развития туризма вроде бы существует, а краеведов не привлекают. Грустно все это.

Озеро Иткуль

— Но в районах области что-то все равно развивается?

— Да, несмотря на все трудности, там заняты развитием туризма, привлечением туристов. Например, северные районы области хорошо живут за счет туризма, поставленного на широкую ногу свердловчанами. Соответственно, и все деньги по налогам отправляются туда. Все базы отдыха в Нязепетровском районе, в Верхнем Уфалее, на Каслинских озерах принадлежат нашим северным соседям. Они и инфраструктуру в тех районах развивают, потому что это им выгодно. Доходит до смешного. 25 километров дороги от Уфалея до Иткуля и 15 до границы областей все — выбоины и камень. Ехать невозможно. Эту дорогу не могут сделать в течение 20 лет. А сразу же за границей областей — идеальная дорога.

— На Иткуле тоже много свердловчан?

— Они откупили большое количество домов в деревнях на Иткуле, сделали там дачи. И ездят туда, и творят там, что хотят. Я неоднократно говорила руководителю музея в Уфалее: «На Иткуле находится древнее поселение раннего железного века. Все можно восстановить, сделать отличный и исторический, и игровой туристический объект, который бы работал круглогодично. Туда бы поехало огромное количество туристов». Но, но… В основном памятники находятся в запустении из-за того, что в креслах руководителей музеев у нас сидят дилетанты. У нас, конечно, учат на музейщиков, но люди не идут туда работать, потому что зарплаты, как правило, низкие. А для того, чтобы быть музейщиком, надо какое-то мышление иметь в голове… Как, например, в Чесме. Там и маршруты разрабатывают, и туристов привлекают. Много в Чесме делает археолог Леонид Леонидович Гайдученко. Местный краевед Беликов добился установки Чесменской колонны — такой же, как в Пушкино, которую поставили в честь победы над турками.

Валы Иткульского поселения

Поселение на озере Иткуль — это второй Аркаим

— Татьяна Леонидовна, чем для вас привлекателен район озера Иткуль?

— Во-первых, там красота невероятная. Густая тайга вокруг, где ходят медведи… Нет, серьезно, я сама видела медвежьи следы. Однажды мы приехали на одну из горок вблизи озера, стали подниматься на нее, а вокруг— следы медведя, кабана, лося… Как раз тогда шел дождь, и на расквашенной дороге они четко отпечатались. Мы спугнули диких животных своими криками, а мы специально кричали, потому что в такие дебри забрались! Кроме того, на Иткуле невероятные грозы. Слияние, так сказать, небесного и земного. На озере поднимаются огромные волны. Романтика! Во-вторых, на Иткуле прекрасная рыбалка, хотя ни одной государственной базы не осталось. Есть частные, и из-за этого подойти к берегу во многих местах нельзя. Написано: «Частная территория. Вход запрещен». В-третьих, это памятник иткульской культуры. Она, так сказать, по горам прошла. Это были металлурги. Люди, которые жили около воды и медных месторождений. Они добывали медную руду, плавили, создавали орудия труда, и путем обмена все это расходилось по степям. То есть медные изделия спускались с гор вниз. А в обмен иткульцы получали от жителей степи продукты питания.

— Что сохранилось из памятников этой культуры?

— Сохранились плавильные печи, крепостной вал и ров, жилищные ямы… И все прямо на поверхности. Можно было бы сделать как на Аркаиме. Там — южный доисторический «форпост», здесь — северный. И из Челябинска, и из Екатеринбурга ездили бы туристы. К тому же памятников ранней металлургии у нас не очень много сохранилось. Но никто этим не занимается.

У истоков реки Миасс, хребет Нурали

Таинство путешествий по Южному Уралу

— Татьяна Леонидовна, теперь несколько наших «анкетных» вопросов. Ходили ли вы в юности в походы по родному краю?

— Совсем в ранней юности не ходила. Я была очень худенькой и слабой на вид. Поэтому когда после седьмого класса наш учитель хотел повести всех в поход по Ильменским горам, мне не дали справку. Сказали, что под рюкзаком моя спина сломается. Я неделю рыдала, а потом сказала: «Все равно я буду ходить в походы». Первый из них был, когда я уже работала вожатой в школе-станции Дубровка. Туда пришла работать учительница географии Лидия Павловна Шахматова, которая обошла все наши горы. И вот она пригласила меня в поход. Мы немного прошли вдоль Увелки. Потом по реке Миасс ходили, облазили все гроты в Баландино. Тогда там все было диким, река ужасно воняла, но поход оказался интересным. В институте у меня начались археологические экспедиции. Мы ездили по всей области и в Казахстан. Потом я переехала на юг России, в Анапу. И там работала в нескольких экспедициях. Позднее, уже в Челябинске, я работала в школе и почти 40 лет всегда ходила с детьми в походы и экспедиции. Мы ставили палаточные лагеря, то есть в этом плане у меня большой опыт.

— Какой институт вы закончили?

— Наш педагогический. Поступила на исторический факультет. Хотя принесла документы на филфак, но там, на приеме, была очередь человек 10, а к истории никого. Да и разницы никакой нет, потому что когда преподаешь историю, постоянно опираешься на литературные произведения.

Пещеры и гроты на скалистых берегах Уфы

— Сейчас вам часто удается выбраться «в глушь»?

— С детьми уже нет, а сама, конечно, выбираюсь. Но, правда, теперь ногами уже меньше хожу, но поездки совершаю чисто краеведческие. В этом году я немножко побегала по Нязепетровскому району. Теперь мне составляет компанию 8-летняя внучка Ливия. Мы с ней стараемся побольше поездить и больше узнать. С Ливией мы искали и нашли петроглифы на реке Уфа, открытые в конце 1980-х годов свердловскими археологами. Челябинский спелеоархеолог Владимир Иванович Юрин расчистил тропу по очень крутому склону гор, ведущую к петроглифам. Но никто за тропой не следит, и все заросло. Хотя тоже мог бы быть хороший туристический объект… Потом по местам декабристов в Тюмени и Тобольске ездила. Затем во время отдыха на озере Банное, поднялась на несколько гор. Нашла стоянку древнего человека, на одной из горок обнаружила древнее захоронение, но уже вскрытое, конечно.

— Какие у вас любимые «заповедные уголки» в Челябинской области?

— Прежде всего, конечно, озеро Иткуль. Потом — степи. Экспедиции мои начались в Варненском районе. Тогда мы проводили археологические раскопки у села Кулевчи. Сначала там мне очень не хватало гор и лесов, а потом оказалось, что степь не менее привлекательна. Позднее с миасскими журналистами Ольгой и Виктором Суродиными мы много ездили на машине на Нурали. Это удивительный край! Нет острых скал. Все гладкое, а когда фотографию сделаешь, горы как будто нарисованные получаются. Нигде больше такого нет.

«Нарисованные» вершины Нурали

— Татьяна Леонидовна, а теперь представьте, что к вам приехали друзья из другого региона и попросили показать что-то удивительное на Южном Урале. Куда вы с ними отправитесь?

— Если это произойдет в мае, то поедем на Аркаим. Там в это время цветут тюльпаны. Посетим Банное и другие озера, расположенные в округе. Безусловно, отправимся на Иткуль, о котором мы уже сегодня говорили, или сходим на сплав по Уфе. А вообще в мечтах у меня осталось посещение Каповой пещеры в Башкирии и речное путешествие по Чусовой.

Фотографии предоставлены Татьяной Корецкой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *