Детектив

Белая стрела

Продолжение. Начало читайте:
http://marshrut74.ru/belaya-strela-1/http://marshrut74.ru/belaya-strela-ii/,  http://marshrut74.ru/belaya-strela-iii, http://marshrut74.ru/belaya-strela-ivhttp://marshrut74.ru/belaya-strela-v/http://marshrut74.ru/belaya-strela-vi/http://marshrut74.ru/belaya-strela-vii/, http://marshrut74.ru/belaya-strela-viii/ и http://marshrut74.ru/belaya-strela-ix/

Катер причалил, все спрыгнули на берег. Полный капитан полиции указал на заросли камыша, где уже стояли люди. В смятой траве лежал труп Матвеича-Паука. На лбу над переносицей у него было небольшое пулевое отверстие.

— Снайперская винтовка, — сказал капитан со знанием дела. — На затылке у него вообще кровавая каша. Пуля вынесла половину черепа. Шлепнули с 50 метров, не дальше.

Да уж, подумал Вилен, Паука убрали безжалостно, как опасное, смертельно опасное животное. Значит, не одни мы охотились за ним.

— Как называется это местечко? — спросил контрразведчик.

— Гнилой ручей. Гнилушка, — объяснил капитан.

В голове звучали “Времена года” Вивальди. Особенно этот выход из минора. Во время проведения операции “Перехват” все части и подразделения были в состоянии боевой готовности, поэтому судмедэксперты и другие специалисты быстро прибыли к Гнилушке и занялись своей работой.

— Кто слышал выстрел? — спросил у собравшихся капитан. Он тут чувствовал себя за главного.

Сергей (он стоял первым к капитану) отрицательно помотал головой: на катере сильно ревел мотор.

— Выстрел слышал я, — сказал лесник, который, в общем-то, и сообщил об убийстве. — Около часа дня раздался хлопок где-то неподалеку отсюда. Я сразу понял, что стреляют у Гнилушки. Через пять минут был уже на месте. Присмотрелся — никого не видно. И выстрел-то не похож на охотничий карабин, эти-то я хорошо знаю. Пошел к роднику, а тут вот он, пожалуйста, труп.

— Тело не двигали с места? Оно так и лежало? — спросил Вилен.

— Конечно. Все так и было в первозданном виде, — заверил полный полицейский.

Вилен рассмотрел лицо мертвого Паука и понял, что он его толком-то и не видел при жизни.

Как же так, думал контрразведчик, два раза они с Пауком сталкивались нос к носу, даже разговаривали, а лица преступника офицер так и не рассмотрел, и не запомнил.

Три года назад Вилен вел расследование убийства крупного чиновника и его супруги. Среди ночи их зарезали в собственном коттедже на территории охраняемого элитного поселка “Голубые журавли”, расположенного в пригороде Ч.

Тела погибших обнаружила прислуга уже под утро. Чиновника убили первым в большом холле, который по размерам напоминал Тронный зал Кремлевского дворца. Удар ножом был единственный — слева под сердце с поворотом. Так бьют профессионалы.

Женщина, видимо, появилась в холле чуть позже. Возможно, услышала шум и крики. Ей хладнокровно чиркнули ножом по сонной артерии.

Но самое удивительное то, как убийца проник в коттедж с современной системой сигнализации, наружным видеонаблюдением и тому подобной электроникой. Опытные оперативники восклицали: “Да это какой-то ниндзя! Смотрите, он перелез через забор, немного прошел по двору, затем, словно обезьяна, перебрался по трубе газопровода, а что потом? Спустился по голой стене, что ли?”

Ни отпечатков пальцев, ни других следов в коттедже киллер не оставил.

Вилен понял — это тот самый человек-паук, о котором рассказывал раньше дядька Борис Яковлевич. В конторе предполагали, что существует некий наемный убийца. Вычислить его Вилену помог случай.

В коттеджном поселке, где убили чиновника с супругой, он устроил ревизию на свалках. Собственно, мусор из “Голубых журавлей” вывозили только раз в день, уже под вечер, и делал это один знакомый водитель из “Горспецтранса”.

Убийца предусмотрел все, кроме одного: он курил, и “бычки” его заметно отличались от сигарет с золотыми фильтрами, сигар и сигарилл, которые в ходу у жителей коттеджного поселка. Далее дело техники: удалось установить род занятий преступника и, что самое удивительное, его примерное место жительства. Удовольствие это, конечно, недешевое, с биоматериалом нужно работать на клеточном уровне, но при наличии полезных знакомств в лабораториях и институтах, а главное — при должном финансировании, вполне реальное. Друзья и коллеги покойного, что называется, за ценой не постояли.

По показателям вредных выбросов у каждого завода и комбината есть собственный, неповторимый и легко узнаваемый “почерк”. Канцерогены электрометаллургического предприятия отличаются от этой же дряни цинкового, кузнечно-прессового и уж тем более лакокрасочного или какого-нибудь полимерсорбитного. Если добавить к этому разницу в уровне радиации в центре города, на его окраинах, в промзонах и спальных районах, даже в мегаполисах с миллионным населением можно определить, из какого района прибыл биологический материал.

В слюне разыскиваемого субъекта были обнаружены микроэлементы угольной пыли. Значит, надо было искать в пригородных шахтерских поселках.

Далее, учитывая привычки и пристрастия преступника, о которых можно догадаться, изучив методы его “работы”, район поисков удалось сократить до одной определенной шахты, закрытой и законсервированной несколько лет назад.

Убийцу “вычисляли” почти 20 сотрудников конторы, вольнонаемные биофизики, химики и другие специалисты, а в конце концов вышел на него Вилен. Ночь тогда стояла, как большая черная корова за углом. В проходах заброшенной шахты ничего нельзя было рассмотреть. Паук атаковал первым. Вилен повалился в грязь. Сверху на него повалились доски и какой-то хлам.

И преступнику удалось скрыться…

17

Когда эксперты закончили работу, сразу возник вопрос, как отсюда перевозить труп в город.

— Мешок нужен. В нем можно будет на катере, — продолжал командовать капитан полиции. — Кто торопится в город, может взять моторку.

Имелась в виду моторная лодка, на которой к Гнилому ручью пришел лесник. Вилен и Сергей отправились назад в “секретку” вместе с ним.

— Ну, ты смотри, я ведь серьезно насчет твоего возвращения в Ч., — вернулся к преж­нему разговору Сергей. — Давай-давай, надо уже сейчас закидывать удочки. А полкан, он уже другой. Он уже вегетарианцем стал и все старые обиды забыл. Оперативник ты опытный, такие всегда нужны в конторе.

— Я подумаю, — ответил Вилен.— Ты лучше расскажи, как вы сейчас вышли на этого Паука.

— А тут все просто, — Сергей поудобнее устроился на носу лодки. — В полицию поступил звонок из Террариума. С утра на работу пришли хозяева… Директор или его зам, смотрят: все в крови, два трупа, как я говорил, завернуты в простыни и подвешены к потолку. Сторож, он же у них и смотритель за всякой живностью, исчез. Стали разбираться, и оказалось, что в руководстве Террариума знают только его отчество — Матвеич, и то, что он холост, одинок, несколько раз судим. Все остальное для всех было тайной. Странные люди: берут человека на работу, а чем он там занимается, никого не интересует.

— Вот же человек-загадка, — сказал Вилен.— Ладно, может, теперь дактилоскопия что-нибудь прояснит.

В этот момент из чащи прозвучал глухой винтовочный выстрел.

Пуля пробила деревянный борт лодки. По счастью, высоко от уровня воды.

Ого! Вилен присел, в руке у него тут же оказался ПМ.

Прозвучал второй выстрел, и снова пуля расщепила дерево борта.

— Это оттуда, — Сергей указал на высокий берег справа и на развал огромных камней, который напоминал средневековую башню. — Причаливай!

На мелководье лодка ткнулась в грунт, контрразведчики спрыгнули на берег и побежали наверх к камням. Вооруженные пистолетами Вилен и Сергей обследовали все развалы камней, но от стрелка уже и след простыл.

— Ты слышал, как работал двигатель? — спросил Сергей.

— Да, что-то было, — кивнул Вилен. — У него была машина.

Судя по отпечаткам протектора, оставленным в стороне на раскисшей земле, стрелок ездил на каком-то «Ленд Крузере», не меньше.

— Где же тут у него была “лежка”?

У расщелины, откуда удобно вести прицельный огонь по мишеням на водном канале, контрразведчики обнаружили две еще “живые” гильзы. Так и есть. Калибр — 7,62 миллиметра. Снайперская винтовка Драгунова. Емкость магазина 10 патронов. Прицельная дальность стрельбы с оптическим прицелом — до 1300 метров. Масса с оптическим прицелом и неснаряженным магазином — 4,5 килограмма… Птицу видно по полету, винтовку — по стреляным гильзам.

…Поиски Матвеича Паука, конечно, напоминали загородную прогулку по воде, но после того, как в борт моторной лодки замолотили пули, все переменилось. Теперь началась охота совсем на другого зверя. И контрразведчики понимали, на кого именно.

Можно только догадываться, какого серьезного и опасного монстра они растревожили своим расследованием. Погибших становится все больше и больше. Судья (или, лучше сказать, журналист) Олег Фалл, который представлялся именем своего брата Игоря, Ахмет Мухаммадеев, фоторепортер Ирина Фалл, а теперь еще этот Матвеич Паук… Кто следующий?

— В тебя хоть раз стреляли? — спросил Сергей.

— Пару раз в Чечне было… — Вилен присел за камнем: кто его знает, в любой момент по ним снова могли открыть огонь. — Но там очередями шмаляли, так сказать вели “устрашающий огонь”. А так, чтобы из Драгунова, впервые.

— Черт знает что такое! Никогда не чувствовал себя сусликом на сафари.

…В июле самая насыщенная зелень у сосен. Пусть и говорят “зимой и летом одним цветом”, но это не так. Потому что зимой хвойные лапы выглядят заметно тускнее. Когда все покрыто снегом, им и соревноваться-то не с чем, а летом — совсем другое дело. Летом надо держать марку, доказывать, что ты на самом деле вечнозеленое дерево.

Вилен заметил, какие стройные, высокие сосны стоят вокруг них.

В этот момент снова глухо прозвучал выстрел, и Сергей упал как подкошенный. На груди вся рубашка оказалась залита кровью. Пуля вошла слева.

— Сергей, что случилось? Ты ранен? — Вилен осторожно подобрался к нему и зажал рану рукой.

Надо держать, иначе человек умрет от потери крови. Рассказывают, что на войне так спасали жизнь раненым солдатам.

Снизу от канала не торопясь поднимался лесник; услышав новый выстрел и увидев, как упал один из офицеров, он бросился скорее на подмогу.

— Не высовывайся из-за деревьев! — крикнул ему Вилен.

Сам он оставался на линии огня и оглянулся. Вероятно, снайпер стрелял с противоположного борта сухого лога, расположенного поблизости. Там у края обрыва была видна какая-то обветшалая постройка. Возможно, небольшой дом.

Вилен лихорадочно соображал: но как снайпер успел отойти на такое большое расстояние? Или их двое? Два снайпера. Основной стрелок и дублер.

В таком случае ситуация — не дай боже! Но где наша не пропадала, подумал контрразведчик.

— Вилен, не высовывайся, он еще долбанет, — сказал Сергей.

— Ты лучше не разговаривай. Сейчас я оттащу тебя за камни.

Лесник тут оказался как раз к месту. Вдвоем с ним Вилен перенес раненого в укрытие. Теперь необходимо было перевязать Сергея.

От канала послышался гул сторожевого катера — матросы возвращались с трупом Паука. И в этот момент произошло совсем невероятное. Из дома на том краю лога вышел мужчина в комбинезоне защитного цвета. Такие обычно носят охотники. Он держал на плече винтовку с оптическим прицелом.

Мужчина на минуту остановился, посмотрел в сторону Вилена и, казалось, улыбнулся. Он знал, что лесник не вооружен, а у офицеров только пистолеты Макарова, которые бесполезны на таком расстоянии.

Кто же это?

Судя по выправке, военный, но уже несколько располневший. Значит, человек был в возрасте. Вилену он показался знакомым, но так сразу не вспомнишь….

Мужчина со снайперской винтовкой тем временем не спеша скрылся за дом, а там уже начинался сосновый перелесок. Заревел мотор.

Это называется положить на обе лопатки, подумал Вилен. Незнакомец был уверен, что ему удастся безнаказанно улизнуть.

— Держи-ка рану, — сказал Вилен леснику. — Сейчас придет помощь… Увидят нашу лодку у берега и поднимутся сюда.

Контрразведчик поднялся с земли и, словно “мужик с пистолетом” на проспекте Победы, понесся к дому на противоположной вершине лога. Спустился по склону Вилен за считаные секунды, потом начался подъем.

18

Спецназ сразу, как только поступил сигнал о происшествии на Демидовском канале, выехал на место происшествия, провел там зачистку, но никого уже не обнаружил.

Дом, около которого Вилен видел стрелка, действительно оказался брошенным. Но брошенным как-то странно. С одной стороны, ремонта там уже не было много лет, входная дверь скособочилась и висела на одной петле, окна остались без стекол. С другой стороны, чувствовалось, что тут время от времени собираются большие компании. Выпивают, закусывают.

Виктор внимательно обследовал дом. Лучшего места для обстрела каменных глыб, где был ранен Сергей, не придумаешь. Расстояние всего метров 800. Прямая видимость. Даже сосны будто расступаются и дают стрелку, находящемуся у дома, полный обзор противоположного склона лога и развала камней, где были контрразведчики.

Позднее была обнаружена еще одна стреляная гильза диаметром 7,62 миллиметра.                                             

Продолжение следует…

Фото Ирины Тишковой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *