Детектив

Белая стрела

Продолжение. Начало читайте: http://marshrut74.ru/belaya-strela-1/http://marshrut74.ru/belaya-strela-ii/http://marshrut74.ru/belaya-strela-iii, http://marshrut74.ru/belaya-strela-iv и http://marshrut74.ru/belaya-strela-v/

В начале семидесятых на одном металлургическом комбинате появился эшелон, который возил фрукты из Душанбе и Ашхабада рабочим предприятия. В эшелоне тогда было всего шесть вагонов, и он совершал три-четыре поездки за сезон, когда поспевают дыни, персики и виноград.

Это был первый подобный опыт в Советском Союзе.

Позднее Ч—ский обком партии запустил уже три эшелона, в каждом из которых было 12 вагонов, и они курсировали с севера на юг по два раза в месяц. На Урал доставлялись свежие дары среднеазиатских садов, зимой — сухофрукты. Именно в то время за поездом и закрепилось название «Белая стрела».

После 1979 года, когда началась война в Афганистане, о «Белой стреле» забыли на несколько лет, но позднее она снова начала курсировать по тому же маршруту, доставляя азиатские фрукты в Ч. В то время у «Белой стрелы» появился собственник — трудовой коллектив локомотивного депо. А это предприятие достаточно большое и, самое главное, охотно сотрудничающее с органами госбезопасности.

В папке Горика Серговича было несколько листков:

— заметки из местных газет на тему «Скоро зима, а у нас хурма»;

— копии каких-то накладных, с которыми еще надо было разобраться;

— железнодорожные ведомости и сопроводительные документы;

— снятое откуда-то из Интернета и распечатанное постановление прежнего губернатора Ч—ской области о строительстве таможенных постов, в том числе и железнодорожного.

Дело было в 199… году. Вечно пьяный президент распорядился отдать таможенные посты на содержание местных бюджетов регионов, прилегающих к государственной границе. Урал в этом плане не стал исключением, и здесь оперативно появились управление, несколько таможенных постов на автодорогах и один на железной дороге. Причем сделан он был уже на подъезде к Ч.

Так вот где собака порылась, подумал Вилен. Таможни оказались на содержании областного бюджета, поезда, в данном случае «Белая стрела», также были на балласте одного из предприятий региона. Сам бог велел возить там все что ни попадя, потому что кто же будет сам себя огранивать и пресекать?

— Ёшкин свет, — вырвалось у контрразведчика. — Какое государство, такая и безопасность. Так тут действительно надо вязать их со спецназом.

Особый интерес вызывала и ПИ-13, платформа инженерная тринадцать, неподалеку от которой было обнаружено тело Ахмета Мухаммадеева. Он проводил собственное расследование, и, вероятно, материалов у него было гораздо больше, чем в папке Горика Серговича. У «наркомовского внука» была всего одна фотография разгрузки «Белой стрелы» на ПИ-13.

На снимке внутри вагона были видны ящики, вероятно с фруктами. Несколько мужчин выносили из вагона странные белые коробки, сделанные то ли из пластика, то ли из толстого картона. Съемка была произведена в сумерках, поэтому изображение было нечеткое. Даже не было понятно, отцепленный ли это вагон, или он стоит в составе поезда.

— Вот так загадочка с этой «Белой стрелой», — протянул Вилен.

На его ноутбуке сработал сигнал скайпа, кто-то пытался дозвониться. Вилен подсел к рабочему столу — «стучался» Сергей.

Скайп, конечно, самое ненадежное в плане конспирации и оперативной работы средство связи, но если между резидентами несколько тысяч кэмэ и если не говорить ничего лишнего, то иногда можно воспользоваться и им.

— Привет, Сергей. Ты еще в Москве? — спросил Вилен.

— Да. Только что был у Фаллов, у жены и брата покойного судьи. Я тебе отправил SMS на телефон. Прочитай.

Тут же мобильник известил, что пришло сообщение. Вилен внимательно прочитал его и некоторое время обдумывал.

— То есть ты не веришь этому Фаллу? — спросил он у Сергея

— Есть такое дело.

— У меня тоже со «Стрелой» полный аут. Я хочу съездить к Старику, — Вилен поднялся из-за стола и потянулся. Старик, о котором он говорил, был какой-то необычный и значимый; контрразведчики отлично поняли друг друга. — Сто лет у него уже не был… А тут без Старика никак не обойтись. Чуешь, чем это пахнет? Тут какой-то картель всем заправляет, по сравнению с ним латиноамериканские наркобароны — щенки.

— Так уж и щенки? — с улыбкой спросил Сергей.

Вилен тоже улыбнулся.

— Ну уж если не щенки, то все равно пекинесы. Или эти… соплей ногу перешибешь — пинчеры!

— И что же теперь делать? — спросил Сергей.

— Не знаю. Надо съездить к Старику…

9.

Вилен уже несколько лет не был в областном центре: абсолютно незачем было. А тут приехал.

Город-миллионник сильно изменился за последнее время. С такими темпами жилищного и дорожного строительства каждый год надо печатать и продавать дополненные и измененные карты города. Появились новые мосты, целые микрорайоны с многоэтажками, перепланирован весь центр Ч. Сейчас без автомобильного навигатора, наверное, даже таксисты не выходят на работу.

Вилен въехал и проскочил Ч. по самому краю — на первый раз хватит. За кольцом неширокая, но добротная асфальтовая дорога увела в сторону от города-гиганта. Справа и слева поднялись сосновые ряды. Промелькнула часовня, построенная у обочины. Вилен подъехал и остановился у железных ворот с большими красными звездами.

Два охранника выглянули из-за заграждений своего «блокпоста».

— К дяде? — спросил один из них; он немного знал Вилена.

— Ага, к Борису Яковлевичу, — ответил тот. — Как он там поживает?

— Увидишь, — махнул рукой охранник.

Надо было, конечно, заранее позвонить Старику, подумал Вилен, ну да он сильно не осерчает.

Да, конечно, Старика надо было предупредить о приезде заранее. Но Вилен знал, что тот сразу начнет суетиться, организует тут при встрече чуть ли не духовой оркестр. Как же, любимый племянник в гости пожаловал, а тот, как уехал в «почетную ссылку» в закрытый город Ч-145, так и носа больше не казал у дядюшки — живи, мол, сам как можешь на свою генеральскую пенсию, выращивай гладиолусы на режимном дачном объекте и не жужжи.

Дядька у Вилена был старый чекист. Начал служить еще при Сталине. В бытность МГБ охранял ядерный полигон на Новой Земле. При Андропове дослужился до генерал-лейтенанта. Фамилию Лукашевич хорошо знали и на Амуре, и в Западной Сибири, и на Каспии.

Оперативное прозвище у него было Чип. Путь, по которому остроумные выдумщики кличек от Лукашевича пришли к Чипу, кажется чересчур путаным. Лукашевич — Лукошко… Это оказался тупиковый ход, пришлось начинать с исходной точки. Лукашевич — Лук — Чиполлино — Чип.

— Здравия желаю, товарищ генерал, — провозгласил с порога Вилен.

Старый офицер посмотрел на него с хитрым прищуром. Рад был его приезду, но особо не стал распыляться, кудахтать и прыгать вокруг. Только пожал руку и похлопал по плечу.

Одет дядя Боря был по-домашнему — белый вязаный свитер, джинсы. Генеральский достаток выдавали только дорогие часы и очки в золотой оправе.

— Ну, проходи, Вилен, — пригласил Чип. — Ты уж извини, Марфа… это моя новая домработница, все убрала после завтрака, но я могу ее снова позвать.

— Не стоит, — махнул рукой Вилен.

— Ну, смотри. Давай тогда на веранду.

Загородный дом генерал-лейтенанта Лукашевича был что надо. Еще бы две или три комнаты, и можно было бы посоревноваться со среднестатистическим герцогским замком в Европе.

— Ну, какими судьбами, какими ветрами? — спросил хозяин особняка.

— Да есть тут одно дело.

Рассказ Вилена напоминал доклад перед вышестоящим начальником. «Ты ведь сын моей сестры, — постоянно говорил Борис Яковлевич, — значит, ты тоже Лукашевич, по крайней мере, наполовину». Вероятно, дядя Боря сам и выбрал имя для своего племянника.

— Значит, снова Паук, — проговорил Чип. — Давненько уже о нем ничего не было слышно…

— Три года, — уточнил Вилен, — три года. С тех пор как ему удалось удрать от меня…

Вилен вспомнил, как в то время выследил, самостоятельно начал преследование и упустил наемного убийцу. Полкан, начальник отдела, в котором тогда работал майор, начал выживать его из конторы и в конце концов добился своего. Не помогло и родство с генерал-лейтенантом Лукашевичем, и положительный послужной список. И Вилен уехал в «секретку».

— Ты у нас за рулем сейчас? — спросил Борис Яковлевич. — Напрасно. А у меня есть коньяк хороший. Я ведь все эти виски и бренди не люблю, а дорогой французский коньяк, тот, что по 700 рэ за рюмку, для меня в самый раз, — Лукашевич усмехнулся, — и не выпьешь много, потому что денег жалко, и для сердца в ограниченных количествах полезно. Ну, так, может, рюмашечку?

Вилен отрицательно помотал головой.

— Ну, смотри. А ты машину, что ли, сменил? — спросил генерал, высматривая в окно автомобиль, стоящий за воротами.

— Тот же «Поло», который я на чеченские командировочные взял.

— А-а. А на мотоцикле так же гоняешь?

— Гоняю. Дядя Боря, Паук — это не единственная моя новость. Я хотел бы еще поговорить о «Белой стреле»…

— О «Белой стреле»?

— О поезде…

— Ах, это, — Борис Яковлевич изобразил стариковскую забывчивость, и Вилен отметил, что очень неудачно. Но майор не стал акцентировать на этом внимание и продолжил доклад о «своих новостях», на этот раз о «Белой стреле».

Когда Вилен закончил, Чип некоторое время молчал, видимо обдумывая ответ.

— Ну, племянник мой дорогой, — сказал он потом, — это уже международная организация. Это уже не нам с тобой разбираться с ними… Хотя на Урале мы можем, конечно, навести порядок. Тут, как говорится, и стены помогают… Я понял твои проблемы и обязательно помогу решить их.

Уходя, Вилен как бы невзначай бросил:

— Хорошо ты тут живешь, дядя, как я посмотрю.

Борис Яковлевич кивнул:

— Есть и у меня один бизнес. Помогаю старым товарищам с должниками разобраться.

Да много ли мне надо сейчас на старости? Редиску вон посадил на участке, выросла — и слава богу.

10.

На обратной дороге после дорожного кольца Вилен повернул на полуторакилометровую дамбу плотины и затем снова выехал на улицы Ч. Когда автомобиль контрразведчика стоял уже на светофоре на улице Доватора, на мобильный телефон позвонил Сергей.

— Привет. А я уже в городе! — радостно закричал он.

— В каком городе?

— В Ч. Всё, уже вернулся.

— И я тоже в Ч.

— Ну, так надо встретиться.

Вилен вспомнил странную ремарку Юлии, когда она увидела фотографии с места убийства судьи Фалла, и спросил:

— Слушай, а где тут могут быть змеи?

— Ну, я не знаю… Может быть, в зоопарке. Может, в каком-нибудь питомнике. А, точно! В городском террариуме. Кстати, ты еще хочешь посмотреть номер, где убили Фалла?

— Ну, можно, если там еще никто не живет.

— Да вряд ли. Давай-ка проедем.

Вилен уже не был старшим по званию — они с Сергеем сравнялись на майорах, да и разница в возрасте — какие-то там три года — стала незаметной. Но Вилен продолжал подтрунивать над Сергеем, как это обычно делают многоопытные старшие товарищи.

— Ой-ё-ёй, — произнес Вилен, когда они подъехали к гостинице «Артист». — Ну, показывай, что ты тут уже накопал.

Продолжение следует…

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *