Поэзия и проза Синегорья

Челябинский метеорит: падение и поиски обломков

За эти дни на Южном Урале было три метеоритных лихорадки. Первая, как и положено, произошла в тот день и в тот час, когда три обломка расколовшегося космического тела врезались в землю, по счастью, за пределами областного центра и, хвала нашим небесным покровителям, в стороне от других населенных пунктов. Вторая лихорадка прошла сразу после первой, когда люди осознали, что с ними могло бы произойти, если бы «небесный камень» упал на их дома. Это была психическая и в некотором смысле психиатрическая лихорадка.

Но наиболее сильной и протяженной по времени стала третья волна, когда многие наши сограждане взялись за лопаты и отправились на поиски обломков метеорита.

Вечером Петр Брахиопод сидел у себя дома и читал «Кулинарную книгу» 1952-го года, редчайшее, кстати сказать, издание. Внимание нашего Гулливера  южноуральского краеведенья привлекла статья о трюфелях. Он читал:

«…французские черные, самые дорогие в мире грибы. Трюфели созревают зимой. Только в это время года они источают свой пьянящий запах, по нему их и находят под землей специально натренированные собаки и свиньи. По виду эти грибы напоминают маленькие черные сморщенные картофелины». И так далее.

— Вот так-так, — произнес Петр. — Значит, собаки нужны или свиньи… И что же теперь, магниты к пятачкам им привязывать?

Утром Брахиопод вышел во двор во всем своем боевом обмундировании. На голове у него была вязаная шапочка, а сверху на нее Петр натянул коричневую широкополую шляпу, в которой, по его мнению, он очень был похож на Индиану Джонса. Толстый вязаный свитер растягивал утепленную ветровку непонятного цвета; внизу из-под нее торчали худые ноги в спортивных штанах с пузырями на коленях. Трико было подоткнуто в десантные ботинки на толстой подошве.

С трудом Брахиопод протиснулся за руль своей машины и покатил в Ет—ский район, напевая новый шлягер:

Психбольница вся не спит —

Прилетел метеорит…

В Ет—ском районе находили больше всего обломков космического тела и где у Петра жил друг и единомышленник Пантелей. Он тоже был ценителем старины и любитель разных необычностей.

Обломок метеоритного тела. Найден у пос. Депутатский

Ущерб от падения метеорита в Челябинске

Итак, сначала по телевизору сказали, что метеорит упал в 80-и километрах от С. (а это далеко в горах, там такая тайга, что вряд ли что-нибудь найдешь). Потом сообщили, что эмчеэсники обнаружили большую круглую полынью на льду озера Ч. и «камушек», скорее всего, лежит там на дне. Туда на нескольких машинах сразу отправились полицейские; полынью оцепили, подходы к ней были перекрыты, любопытствующих путников отправляли восвояси. Метеорит сторожили так, словно он особо опасный мафиози, маньяк и насильник. Виды полыньи и лица жизнерадостных полицейских, крутящихся вокруг нее, попали во все теленовости, в местные и столичные периодические издания. А что еще было ставить?

В Челябинске и округе в домах вылетели стекла (не особо зрелищно и как-то выборочно), кое-где отвалились подвесные потолки, упала стена старого кирпичного склада на цинковом заводе. И весь урон. Все остальное было домыслами и слухами. В небе над городом некоторое время сохранялся дымный след, оставшийся от пришельца, но к обеду все разнесло ветром.

А из Москвы звонили и предлагали 40 евро за снимок. Какие фотографии можно было отправить в столичные издания? По счастью, подсуетились местные умельцы. З-ские оружейники начались ковать булат с добавлением метеоритного железа (правда, оно было вовсе не уральское, а приамурское — в 1947-ом там упал Сихотэ-Алиньский железный «орешек»);  в Чишме изготовили новый головной убор  — шапку «метеоритку»; где-то в другом месте придумали украшать детские валенки изображением летящего болида; на «толкучках» появились футболки с надписями: «Я пережил падение метеорита в Челябинске».

И это было только начало…

Но основное внимание общественности, конечно же, было приковано к полынье, лунке необычного размера, на озере Ч. И пока ее полностью не затянуло льдом, все с большими, явными и тайными, надеждами ожидали, что наконец-таки оттуда что-нибудь всплывет.

Но по сути своей  круглая полынья была обманкой, и пока все крутилось вокруг да около ее, в другой стороне от областного центра, в Ет-ском районе, местные жители да те из приезжих, кто оказался расторопнее, организовали бизнес по поиску и продаже маленьких обгоревших осколков метеорита. А они, как горох, просыпались на заснеженные поля.

Еще один обломок метеоритного тела. Также найден у пос. Депутатский

Особенности поиска метеоритных «огарышей»

Пантелей встретил Брахиопода у ворот. Мужчины пожали друг другу руки. Пантелей восторженно высморкался на сугроб.

— Петя… — хотел было радостно начать его соратник, но Брахиопод вежливо и строго поправил его:

— Не Петя, а Петр. Мне в этом году, чай, уже пятьдесят стукнет. Возраст солидный. Давай-ка с тобой перейдем уже на уважительные тона. Еще не по отчеству будем величаться, но все равно. Так что ты хотел сказать, Пантелей?

— А, это! Ты ведро-то привез? А то у нас этого добра! Завались!

— Назовем эту операцию «Трюфели», — предложил Петр. — Космические трюфели. Черные подземные грибы. Самые дорогие в мире.

— Машину давай-ка оставим у меня во дворе, — предложил Пантелей. — К чему она там, в поле-то? Там снега по самое не хочу, то есть по пояс.

У поиска и сбора, так называемого, метеоритного шлака, обгоревших кусочков, самые маленькие из которых похожи на семечки, а крупные — на головешки из костра, была одна особенность. Снега в полях действительно лежало по самое не хочу, и если Пантелею это обстоятельство на самом деле оказалось по пояс, то Брахиоподу — по грудь (такова была разница в росте у приятелей). На поверхности в насте необходимо было отыскивать небольшие пробоинки, «дырочки», как называл их Пантелей. Далее конструкция была следующей.

Сверху в снегу оказывались полые «трубки» сантиметров десять длиной, под ними — цилиндрические «ледышки» в два раза длиннее «трубок», снизу «ледышек» располагался намерзший маленький кусочек метеоритного тела. Эти камушки входили вертикально или почти вертикально в снежный покров; особо крупные экземпляры потом приходилось выковыривать уже из грунта. Словом, было в этом ползанье по глубокому снегу что-то фантастическое, нереальное, внеземное.

— Ого, таким «горохом» и прибить может! — сказал Брахиопод, откопав первый «огарыш».

— Так мою Щуку, кажется, и садануло по спине. Там такая рана! Кожу содрало… О бричке пришлось забыть.

— Кто такая Щука?

— Да лошадь!

Уже к обеду Петр и его помощник набрали с два десятка «мееоритиков», за которыми собственно и пришли.

— А они безвредны? — спросил Пантелей. — Может, какая зараза на них прилетела? Мало ли чего в космосе не бывает…

— Ерунда, — отмахнулся рукой Брахиопод. — Все метеориты стерильны. Вот они мои трюфеля, — он любя погладил собранные «огарыши».

— Тут ведь у нас ловят, — неожиданно сказал Пантелей.

— Кого ловят? — не понял Петр.

— Тех, кто собирает эти твои трюфели.

Брахиопод с удивлением посмотрел на своего компаньона.

История падения метеоритов на Урале

Когда в 1887 году в Пермском крае упал Оханский метеорит, один из очевидцев этого происшествия рассказывал: «Многие его обломки были разобраны по карманам питейных торговцев, торгашей и крестьян. Многие кусочки метеорита тут же распили в воде, посчитав, что они якобы изгоняют из больных всякие человеческие недуги, в том числе и чертей, водящихся, по суеверию некоторых, в утробах человеческих».

…Также предполагают, что если собрать все каменные осколки метеоритного дождя, прошедшего над Кунашакским районом в 1949-ом, поучится монолит массой никак не меньше трехсот килограммов. Ну, и где теперь эта «рассыпуха»? Что-то по мелочи еще выставляется в краеведческих музеях Кунашака, Челябинска и Екатеринбурга; одну «дождинку» подарили Хо Ши Мину во время его визита на Урал, но несказанно большее число «небесных камней» разошлись по рукам случайных свидетелей падения метеорита.

…Позднее, когда в 1990 году на поле совхоза «Стерлитамакский» упал гигантский железный метеорит, его обломки с трудом подняли из воронки, сразу наполнившейся водой, а застывшие брызги металла, которых, вероятно, было множество вокруг, все без исключения ушли на сувениры.

Что уж тут говорить про нынешний метеорит?

Мировая паутина запестрела объявлениями о продаже обломков космического тела. В разделе «Ювелирные изделия» было опубликовано: «Продаю из-за ненадобности. Есть небольшие потертости на нем, ну а в целом — все отлично. Часть его в атмосфере сгорела. Цена — 500 рублей». Или: «Продам осколки метеорита, найденные в Челябинской области в обгорелых лунках. Все магнитятся, обгорелая поверхность. За все 20 000 рублей». Или: «Сам купил у охранников цинкового завода за 15 тысяч рублей. Но срочно понадобились деньги, поэтому продам за 5 тысяч рублей. 1,5 сантиметра в диаметре. Без торга».

В Волгограде поймали расторопного 31-летнего продавца «челябинского метеорита», который уже успел толкнуть несколько грамм этого чуда за семь тысяч рублей и уверял, что у него еще сто тридцать килограммов есть. На допросе мужчина сознался, что «метеорит», а вернее камень, очень на него похожий, он нашел где-то в лесах в средней полосе России, ну уж никак не на Урале…

Но особо отличились, как всегда, китайцы. На сайте популярного в Поднебесной Интернет-магазина стали появляться объявления о продаже фрагмента метеорита, упавшего на Урале. Цена диковинного осколка, весом около 10-и граммов, колеблется от 8 600 до 100 тысяч юаней. При этом продавцы признаются, что сами они не уверены в подлинности обломка, но якобы по чьим-то словам, ношение этого осколка лечит от депрессии и меланхолии, и добавляют, что если даже это и не настоящий метеорит, то «все равно, это нечто редкое на Земле». Сейчас, по словам китайских продавцов, фрагмент иноземного тела находится в России, но при заказе продавец возьмет на себя расходы по доставке его до столицы КНР.

Полицейские начали отслеживать продавцов этого внеземного товара. В УК у нас, конечно, нет статьи «Продажа обломков метеорита», но есть статья «Хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность», а это тоже предусматривает уголовное наказание.

И еще один обломок метеорита. На февральском снегу их были сотни

Кто охотится на охотников за обломками метеорита

— Ерунда, — сказал Петр. — Это прилетело для всех, а значит, «огарыши», трюфели мои космические — общая собственность. Значит, можно их собирать.

— Не знаю, у нас одного мужика возили на допросы, — продолжал нагнетать обстановку

Пантелей. — А взяли-то с таким же хламом, как и у нас…

— Черт знает что! — вырвалось у Брахиопода. — Полицейское государство какое-то. Псы Бенкердорфа!

И словно в ответ на его гневные слова вдалеке показался полицейский «уазик». Он медленно пробирался по заметенной полевой дороге. Было похоже, что те, кто сидел в патрульной машине, осматривают белоснежные поля справа и слева от дороги.

— Вот так-так, — проговорил Пантелей. — Попались мы, твою матушку.

— Тише ты! — крикнул Брахиопод. — Не высовывайся.

Сам он, согнувшись пополам, сидел в яме, которую выкопал в глубоком снегу, пробираясь к «метеоритикам».

Вот тебе и трюфели, думал Петр, вот тебе и дрессированные свиньи — рылом в сугроб.

Тем временем полицейский «уазик» остановился неподалеку от них, хлопнули две двери, и Брахиопод услышал, как к ним не торопясь кто-то пробирается.

— Ты понял, кто это был? — спросил один голос.

— Пантелей и еще какой-то ковбой с ним, — ответил второй.

Топор-топор, сиди как вор…

Фото Сергея Колисниченко.