Записки краеведа

Строительство и разрушение Бродокалмакского Прокопия

В 1740 году в селе Бродокалмак была заложена церковь, а через три года она уже принимала прихожан. Она была деревянная, однопрестольная, освещенная 22 июля 1745 года в честь святого Праведного Прокопия Устюжского.

Среди переселенцев из разных губерний России в селе Бродокалмак, в том числе, жили люди из Великого Устюга. И быть может, поэтому, храм был назван в честь святого Блаженного Прокопия, Устюжского Чудотворца. День памяти, которого установлен 8 июля (21) июля. Это была одна из первых церквей в Зауралье.

Записи в Метрической книге

Документов, рассказывающих о первом столетии храма святого Прокопия Устюжского, сохранилось очень мало. Одними из немногих уцелевших документов рассказывающих о первом столетии, является «Метрическая книга Тобольской Епархии, Исетской провинции, Челябинского заказа, Бродокалматского села, Прокопьевской церкви». Четверть века нас отделяет от того времени.

Сегодня мы можем узнать из этих документов, что прихожанами Прокопьевской церкви были все жители Бродокалмака и близ лежащих деревень: Теренкуля, Тирикуля, Алабуги, Карпино, Осолодки, Тавранкуля. За год рождалось около 30 человек, умирало около 11. Среди умерших пятьдесят процентов младенцев, несколько 30-летних, остальные с 60 до 80 лет «старики». Детям давали имена: Степан, Мария, Васса, Иван, Тимофей, Илья, Анна…

Опасный многоженец Бабин

Венчаний, если учесть население тех лет (около 80 дворов в Бродокалмаке), было много — 19 в год. Женились на прихожанах соседней Теченской слободы.

Упоминается и такой случай: житель Бродокалмака Андрей Бабин, в 1773 году женится третьим браком на девице из Челябинска. После смерти двух жен в Бродокалмаке, среди местных жителей в отношении него появился суеверный страх, и не нашлось желающих отдавать за него своих дочерей.

Истории Бродокалмакских священников

В Исетской провинции в 1770 году народ жил скудно. Несколько лет подряд были неурожаи. Но, судя по документу, село Бродокалмак это коснулось не так значительно. Священнослужители стремились попасть служить в наши края. В 1777-м дьякон Иван Кондаков был направлен на службу в деревню Кичигино. Но там он не смог прокормить свою семью. Не выдержав, он стал писать просьбы к начальству о переводе, но все безрезультатно.

Помог случай: летом 1771 года в церковь Прокопия Устюжского прибыл служить, только что получивший «благословенную грамоту» из Тобольска, молодой пономарь Евдоким Нассонов, ему было 17 лет. Прослужив здесь шесть лет, набравшись опыта, он уехал обратно в Тобольск, где стал священником.

Строительство каменного храма

Прошло восемьдесят лет, деревянная церковь обветшала. В 1821 году началось строительство каменного храма с двумя приделами. После пожара 1851 года, храм расширили почти вдвое.

По новому плану была построена колокольня. Установили 196 пудовый колокол, который был гордостью Бродокалмакской церкви. Приход был большим. И хотя церковь была просторная, в праздничные и воскресные дни не хватало места, многие прихожане оставались за стенами ограды.

Здесь служили много опытных трудолюбивых, уважаемых священников. Текучести кадров не было.

Священник Василий Евдокимович Пономарев отдал служению церкви пятьдесят один год, из них более двадцати лет — в Бродокалмаке. Павел Петрович Беляев, пришедший из Долматовского монастыря, где преподавал греческий язык, отслужил двадцать девять лет.

Особое место в жизни Прокопьевской церкви и села занимал священник благочинный Михаил Иоаннович Золотавин. Он сделал очень много хорошего для людей не только Бродокалмака, но и всей округи. Его дочь училась в Екатеринбургском Епархальном училище, где преподавал в это время будущий писатель П. П. Бажов. После революции Михаила Золотавина сослали в Сибирь. Позже он вернется на некоторое время в село. Приют и еду ему будут давать простые жители села, бывшие прихожане храма Прокопия Устюжского.

Юбилей, отмеченный с размахом

В июле 1888 года широко отмечалось 900-летие Крещения Руси святым князем Владимиром. Торжественным образом это событие было отпраздновано и в наших краях.

В газете «Екатеринбургские Епархальные ведомости» была напечатана программа празднования 900-летия крещения Руси во всей Екатеринбургской епархии. Шло подражание святым делам Владимира: рассказывали о православии, обучали грамоте народ, помогали в открытии новых школ, жертвовали деньги нищим, убогим и больным, поддерживали своими средствами богодельни и больницы. Во всех городских и сельских храмах прошли литургии, молебны святому князю Владимиру, после которых народу читали Житие Святого Владимира и раздавали книги Святое Евангелие и Житие Святого Владимира в количестве 1500 экз. Всего по всем уездам распространены 11000 брошюр Жития.

Подарки Киевскому митрополиту с Урала

Накануне праздника в городе Екатеринбурге проходил епархиальный съезд депутатов духовенства, где обсуждался вопрос о чествовании этого дня. На нём присутствовали, и представители от храма святого Прокопия села Бродокалмак Павел Беляев и Василий Пономарев.

Выражением признательности и глубокого уважения Киевской церкви, за ее заслуги и подвиги для всей землёй и Российской церкви, на съезде духовенство всей епархии решили послать в дар напрестольный святой крест на пьедестале, сделанный из топаза и украшенный цветными камнями Уральских гор. А митрополиту Киевскому Платону поздравительный адрес, который подписали все представители духовенства, из всех уездов епархии, от каждого по два.

По истечении двадцати трех лет, по рассказам старожилов, тогдашний митрополит Екатеринбургский передал в дар Прокопьевской церкви большую икону первых русских святых Бориса и Глеба, младших сыновей князя Владимира, расписанную золотом.

Через 20 лет от красавца-храма не останется и следа, его стерли с лица земли в июле 1932 года. Уничтожили, казалось бы, все, да не все.

Железный церковный клад

В настоящее время у дома, расположенного напротив бывшего храма, житель села Валерий Николаевич Бакулин, копая яму под погреб, обнаружил находку! И какую! Иначе как кладом не назовешь! Все, что там лежало, имеет прямое отношение к разрушенной церкви.

Раньше, на этом месте, когда-то стоял дом, в котором жил служащий храма. Наверное, и словами не передать, как ему было больно и горько смотреть на разрушение святой обители. Темными ночами, опасаясь расстрела, он шел через дорогу и приносил то, что лежало под грудами камней. Не выбирая, нес только то, что видел и мог перенести. Выкопал яму возле дома, постелил железо от печки, установил четыре деревянных столба и складывал в нее подковы, кованые гвозди, навесные замки, колеса от кареты, окучники, решетки из каслинского литья от окон храма, железные листы 70*70, которыми был выстлан пол в церкви, язык от колокола.

Судьба двух колоколов

Величественный 196-пудовый колокол был гордостью храма. Его звон отчетливо слышали жители близлежащих деревень. Возвышался он на высоте 36 метров, как современный девятиэтажный дом. В разгар лета 1932 года решением РИКа церковь решено было снести. Многим тогда запомнился эпизод, когда пытались снять большой колокол, канат тогда не выдержал трехтонного груза, и колокол рухнул с огромной высоты вниз. Долго и страшно гудел он от удара о землю. Потом колокол-гигант увезли на переплавку. А «языку» от него и от маленького колокола, суждено было пролежать спрятанными в земле более восьмидесяти лет.

Л. В. Кокшарова, с. Бродокалмак.